10 декабря 2010 г.

Траектория полета совы: Зимние надежды (9)

К моменту, когда такси остановилось возле ее дома, Афинаида как будто совсем успокоилась, перестала всхлипывать и вздыхать, с улыбкой поблагодарила таксиста и, расплатившись, вылезла из машины. Войдя в квартиру, она скинула туфли, повесила куртку на крючок, прошла к себе в комнату, зажгла свет… и тут ее снова затрясло. Она опустилась на край узкой кровати и закрыла лицо руками.

— Господи! — шептала она. — Господи, что же это такое?!

Значит, эти люди, которые ждали тогда в приемной ректора, подумали, что она… что они с ним… По крайней мере, так подумала Кира… и сказала Алексу… А кому еще она об этом сказала?!.. Быть может, эта сплетня уже ходит по Академии… Эта мысль наполнила Афинаиду ужасом. Она в панике принялась вспоминать все свои визиты туда, лекции для аспирантов, общение с Марго, с Кустасом, позавчерашнюю конференцию… Да нет, вроде бы никто не кидал на нее косых взглядов и все, с кем она разговаривала, обращались с ней вполне нормально… Нет, все-таки, наверное, Кира рассказала об этом только Алексу… а если даже и еще кому-то, то вряд ли ей поверили… Ну, конечно! Разве мог бы кто-нибудь поверить, что великого ритора… потянуло на «кисленькое»…

Как только у Алекса повернулся язык сказать такое! Ничтожество, Боже, какое ничтожество! Тупой самовлюбленный идиот! Ну конечно, если мужчина и женщина провели наедине больше часа, то они непременно должны были заняться этим, — больше Алексу в голову ничего не могло придти… И если она не желает целоваться с ним, значит, уже кто-то другой… Как он смел сказать ей такое?!.. Неужели она… стала похоже на девицу, которую кто угодно враз может затащить в постель?!

Ее колотило, точно в лихорадке. Нет, она не делала ничего такого, чтобы он мог так о ней подумать!.. Она и на взгляды его не отвечала, и ничего не говорила такого… Только иногда смотрела на него, улыбалась, но ведь в этом нет ничего дурного! А он уже решил, что… Просто у него на уме ничего больше нет, вот и все! И зачем она только согласилась пойти с ним?! Дура, Боже, какая же она дура! Как она не поняла сразу, чем все закончится?.. И из-за этого ничтожества она страдала больше двух лет! Из-за него она загремела к Лежневу, потеряла десять лет жизни, из-за этого смазливого негодяя!..

— За что?! — прошептала она и, не в силах больше сдерживаться, упала на кровать и зашлась в рыданиях.

Когда в сумочке зазвонил мобильник, она не сразу нашла в себе силы, чтобы встать. У нее мелькнула мысль вообще не отвечать, но ей тут же стало неудобно перед человеком, который звонил — вдруг что-то важное?.. Афинаида села на кровати. Впрочем, что и у кого может быть важного для нее?.. Она потянулась за сумкой, которую бросила прямо на пол у двери, достала мобильник, взглянула, и сердце стукнуло так, что у нее на миг даже потемнело в глазах.

Звонил Киннам. В голове запрыгали бессвязные мысли: «Он?.. Сейчас?.. Почему он?.. Как же я сейчас… Что же я…» — а палец уже сам нажал на кнопку, и рука с телефоном поднялась к уху, и язык повернулся, чтобы сказать «алло»…

— Добрый вечер, Афинаида! Прошу прощения, я не слишком поздно? Я не разбудил вас?

— Нет-нет! Здравствуйте, господин Киннам…

— Я только что прилетел, и мне сообщили, что сборник, для которого вы готовите статью про греческий роман в Византии, в понедельник уже сдают в верстку, так что у вас только три дня на доработку. Вы успеете?

Пока он говорил, Афинаида торопливо вытирала рукавом заплаканное лицо.

— Да, — ответила она, — успею, мне осталось только доделать несколько примечаний… Большое спасибо, что предупредили!

— Вы что, болеете, Афинаида? — вдруг спросил великий ритор.

— Нет, — растерялась она.

— Значит, что-то случилось?

Она даже испугалась, не будет ли слышно по телефону, как заколотилось ее сердце, и быстро проговорила:

— Нет-нет, все в порядке!

— Афинаида, не лгите! Вы говорите явно в нос — значит, либо заболели, либо плакали. Кто вас обидел?

— Я… сама себя обидела, — усмехнулась девушка.

— Да, это тяжелый случай! Когда сам себя подставишь, бывает обиднее всего!

— У вас так бывало? — несмело спросила она.

— Случалось. Но не горюйте, Афинаида! Выпейте коньяка и ложитесь спать.

— Коньяка? — удивилась она. — У меня нет коньяка.

— О, какое серьезное упущение! Разве отец Андрей не учил вас, что у каждой порядочной девушки в доме непременно должна обретаться бутылка хорошего коньяка?

— Нет! — рассмеялась Афинаида.

— Поистине, теперь я уверился, что этот поп был настоящим душегубцем! За столько лет он не научил вас азам православной аскезы!

Афинаида не могла удержаться от смеха.

— Я вижу, вы повеселели, — сказал Киннам. — Это радует! Надеюсь, на сей раз вы придете в себя без коньяка, а в ближайшем будущем я постараюсь исправить досадный пропуск в наборе вашего оружия для духовной брани… Итак, не забудьте: статью надо отослать до завтрашнего вечера по тому адресу, который я давал вам на прошлой неделе. Предварительный вариант я уже видел и думаю, что вы его не испортили, а усовершенствовали, так что смело доделывайте и отправляйте! Но это завтра, а сегодня — спать-отдыхать, договорились?

— Да… Спасибо!

— Спокойной ночи, Афинаида!

— Спокойной ночи…

Она медленно опустила руку с телефоном и прошептала:

— Вы — мой коньяк!.. Но что же я буду делать после защиты, когда все это закончится?..


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия