31 марта 2015 г.

Восточный экспресс: Воля земли (4)



Облачившись в новое платье, Дарья, по совету Афинаиды, отправилась в салон красоты — в «Дамасской розе» был и он, — чтобы сделать прическу для вечера.

— Чего вы хотели бы? — спросил парикмахер, полноватый мужчина лет сорока. — Что-то романтическое, или неприступное, или озорное, или?

— Не знаю, — растерялась Дарья. — У нас сегодня праздничный вечер… Я хотела бы что-нибудь красивое и… подходящее к этому платью.

— Прическа прежде всего должна подходить к настроению! — наставительно сказал парикмахер и, отступив на пару шагов, оглядел Дарью, чуть склонил набок голову, посмотрел задумчиво куда-то в пространство и заявил: — Ожидание! Садитесь, пожалуйста.

«Ожидание? чего?» — подумала она, садясь в кресло.

— Как прекрасно, что у вас длинные волосы! — продолжал мастер, расплетая ее косу. — Поверите ли, хоть я и парикмахер, но терпеть не могу все эти современные короткие стрижки! Длинные волосы для женщины — великое сокровище, но многие даже не подозревают об этом, вот что обидно!

«Волосы даны ей вместо покрывала», — вспомнила Дарья из апостольского послания и мысленно хмыкнула. Там еще где-то говорится, что украшением женщины должно быть не «плетение волос», а «сокровенный сердца человек»… Хорошо сказано, только… можно подумать, этого сокровенного человека так же легко увидеть, как прическу! Да и отсутствие оной само по себе вовсе не говорит о внутренней красоте…

— Многие стригутся просто потому, что с длинными волосами слишком много возни, — сказала она. — Пока вымоешь, пока расчешешь, каждый день надо как-то их заплетать…

— Да, мы живем в век, когда всем вокруг решительно некогда! — сокрушенно воскликнул парикмахер. — Все куда-то бегут, всё впопыхах… Но все же иногда хочется себя побаловать, и тогда длинные волосы очень кстати, не правда ли?

— Пожалуй, — улыбнулась Дарья.

Готовая прическа показалась ей очень романтичной: основная часть волос, собранная на затылке, спускалась на спину волнистыми локонами, оставляя открытыми плечи, а на голове парикмахер соорудил нечто очень легкое, воздушное: казалось, дотронься до этого переплетения прядей, и они рассыплются, словно только и ожидают прикосновения… При этой мысли Дарья слегка порозовела. «Неужели это и есть мое настроение?..»

До начала ужина было еще сорок минут, и Дарья подумала, не залезть ли ей в Интернет и не написать ли, наконец, более-менее подробное письмо мужу, но когда она вышла из салона, в ее сумочке тренькнул мобильник. Это пришел свиток от Севира: «Вы где? Я Вас ищу». Она ответила: «Поднимаюсь в номер». Ставрос ожидал ее у двери.

— А, вы сделали прическу, прекрасно! — сказал он. — Я искал вас, чтобы отвести в холл, там кое-кто из коллег хочет с вами сфотографироваться.

— Какая честь! — пробормотала Дарья. — Хорошо, я сейчас, только зайду к себе на минутку.

Когда она вышла в коридор, дверь в номер Алхимика, находившийся напротив, была приоткрыта. Дарья постучала и, услышав «Заходите!», нерешительно вошла и остановилась у порога. Номер был таким же, как у нее: двуспальная кровать с пейзажем Дамаска над изголовьем, две тумбочки по бокам, шкаф, банкетка, телевизор… Севир что-то делал возле стола у окна. Повернувшись, он оглядел Дарью и сказал.

— Вы выглядите отлично! Только не хватает какого-нибудь украшения.

Дарья и сама подумала, еще уходя от парикмахера, что сейчас пришелся бы очень кстати кулон с уроборосом. Но после увольнения из лаборатории она засунула коробочку с ним в дальний угол ящика трюмо и с тех пор ни разу не надевала, чтобы не возбуждать лишних воспоминаний о Ставросе. Взять кулон в Дамаск ей и в голову не пришло.

— Возможно, но у меня его нет, — ответила она и чуть насмешливо прибавила: — Надеюсь, вы не отправите меня еще и в ювелирную лавку?

— Не беспокойтесь, есть куда менее затратные способы украсить ваш наряд. Вы позволите?

Севир взял что-то со стола и направился к ней. У него в руках оказался небольшой платок из тончайшего золотистого шелка, сложенный полоской, с тремя неплотно завязанными узлами. Не успела Дарья опомниться, как Ставрос оказался рядом и повязал платок ей на шею. Дарья замерла и почти перестала дышать, когда его руки окружили ее, приподнимая локоны за спиной, а потом мягкая ткань ласково коснулась кожи и пальцы Алхимика задвигались возле ее ключицы. Глядя в вырез его черной рубашки, на треугольник из родинок, Дарья внезапно поняла, что хочет поцеловать Севира там. Она впервые испытала такое ясное желание поцеловать его. Борясь во время поста с искушением, она мучилась помыслами о его прикосновениях, а теперь ей самой хотелось коснуться его. Он был совсем рядом, так мучительно близко… хотя ни разу не дотронулся до ее кожи, завязывая платок. Эти секунды показались ей вечностью, и когда Севир отступил от нее, Дарья боялась поднять на него глаза: ей казалось, что он прочтет в них ее преступную жажду.

— Вот теперь другое дело, — сказал он. — Но оцените сами! Зеркало сзади вас.

Она поспешно обернулась, словно надеясь найти в зеркале спасение от своих мыслей. Но оттуда на нее смотрела очень красивая и нарядная женщина, чуть растерянная, с легким румянцем на щеках. «И это я!» — подумала Дарья со смесью удовольствия и смущения. Пожалуй, такой красивой она не выглядела даже на том единственном балу во Дворце, на котором ей удалось побывать… Платок обвился вокруг ее шеи, словно золотое ожерелье: связанные концы Алхимик переместил назад, и, потрогав узелок под локонами, Дарья поняла, что кончики заправлены так, что их не видно — как Севир умудрился это сделать?..

— Спасибо! — тихо проговорила она. — Действительно очень красиво. Я и не думала, что платком можно так просто и быстро украсить платье…

— Теперь будете знать. Идемте!


предыдущее    |||   продолжение
оглавление


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия