27 февраля 2015 г.

Восточный экспресс: К новым горизонтам (5)



Ставрос рассказал поподробнее о грядущей конференции — оказалось, что он один из ее главных кураторов, вместе с Димитриадисом. Она посвящалась развитию науки на рубеже средневековья и нового времени, поэтому доклады были заявлены на самые разные темы — история, литература, физика, химия, медицина, сельское хозяйство, даже военное дело. Первая неделя конференции посвящалась науке византийской, вторая — всей прочей, как западноевропейской, так и арабской, турецкой, славянской и китайской. Ожидалось прибытие ученых со всего мира, в том числе большой делегации из Московии, и именно для нее понадобились переводчики — у российских ученых было плохо со знанием или, по крайней мере, с восприятием на слух языков, на которых было больше половины намеченных докладов, в том числе греческого, немецкого и арабского, и организаторы решили пойти навстречу русским. Задача переводчиков облегчалась тем, что переводить они будут хоть и синхронно, но не чисто со слуха: тексты докладов в момент произнесения будут транслироваться переводчику на экран компьютера. Правда, Дарья все же немного растерялась и даже испугалась — слишком большим был разброс тем и перевод требовал знания широкого круга лексики, — но Алхимик, погоняв ее по разным специфическим терминам, которые могли встретиться при переводе, в целом остался доволен ее подготовкой:

— Что ж, надеюсь, я не ошибся с выбором и вы будете на высоте.

Словно и не было никакого разговора о «химической задаче» и он действительно позвал ее в Дамаск исключительно с деловыми целями. А может, так и есть, и он просто ее разыгрывает всеми этими разговорами об алхимии?.. Больше всего Дарью сбивало с толку то, что Ставрос неожиданно мог перейти с чисто деловой беседы на личную, причем почти мгновенно сползти в двусмысленные намеки, а через пять минут уже сделать вид, будто ничего возмутительного не было сказано, и начать рассуждать, например, о религии, а потом переключиться на что-то совсем другое… Совершенно непредсказуемый человек! Но в этом заключалось некое обаяние… Впрочем, в Ставросе и так слишком многое очаровывало, и Дарью опять пугало и манило это очарование неизведанного лабиринта, манило и притягивало…

Она уткнулась в программу конференции, чтобы ненароком снова не засмотреться на Алхимика и не нарваться на насмешливый взгляд или язвительную реплику.

Конечно, приятно, что она хорошо подготовилась к работе, но ее тревожило теперь другое: что, если Ставрос в поисках «катализатора» для нее зайдет слишком далеко? Кто знает, какие методы он собирается использовать, чтобы помочь ей разобраться в себе и в своей жизни? Тем более, что он человек нецерковный, христианские понятия о грехе ему вряд ли близки…

«Все же у нас деловая поездка. Расписание конференции плотное. Свободное время только вечером после ужина, да еще два выходных… Куча народу, наверняка будет много его знакомых, мы все время будем на виду… Нет, вряд ли он позволит себе что-нибудь такое…»

Ей снова вспомнились его прикосновение и собственные ощущения. «Ужасные!» — сказала она мысленно, но какой-то настойчивый голос вкрадчиво нашептывал, что это было вовсе не ужасно, и что вообще-то неплохо было бы снова испытать подобное…

«Нет!!!» — оборвала себя Дарья и даже чуть встряхнула головой, а потом, чтобы отвлечься от смущающих мыслей, спросила:

— А почему вы выбрали ехать поездом? Ведь самолетом куда быстрее.

— В поезде удобнее разговаривать. И я не люблю самолеты.

— Вы боитесь летать? — она недоверчиво взглянула на него.

— А вы слушаете, что вам говорят? Или разговариваете с мыслями в своей голове? — желчным тоном поинтересовался он. — Если б я боялся летать, я бы так и сказал. Я просто не люблю летать. Считаю противоестественным для человека передвигаться на высоте в несколько тысяч метров в утробе какой-то железяки, которая к тому же немилосердно загрязняет атмосферу.

Дарья засмеялась.

— А меня полет, наоборот, воодушевляет… Хотя временами бывает боязно, но это что-то иррациональное, по-моему. Ведь по статистике самолеты — самый безопасный вид транспорта. Но поездом, конечно, тоже хорошо! Можно смотреть в окно…

За окном между тем стемнело. Дорилей уже проехали, простояв там всего десять минут, и теперь впереди была Анкира. Кесарию Каппадокийскую предстояло миновать ночью, Антиохию и Алеппо — ранним утром. В Дамаск поезд должен был прибыть в девять утра, и никогда не виденный город возбуждал у Дарьи немалое любопытство.

— Думаю, нам пора поужинать, — Ставрос поднялся.

Дарья недоуменно поглядела на него.

— Куда вы собрались идти?

— В вагон-ресторан, разумеется.

С ним в ресторан?! Ее сердце опять забилось где-то в горле. Что же это такое? Не успела она расслабиться, как опять начинается…

— Я вовсе не собираюсь ходить с вами по ресторанам! У нас деловая поездка! Не думаете ли вы, что…

— Я думаю, что вы склонны к истерикам, — с холодком в голосе перебил ее Алхимик, — а значит, ваши проблемы еще глубже, чем вам хочется думать. Тем не менее, если вы не намерены остаться без ужина, предлагаю вам последовать за мной.

— Я никуда не пойду! — решительно заявила Дарья.

Ставрос скрестил руки на груди и насмешливо спросил:

— Видимо, у вас припасен с собой ужин?

— Ничего подобного, ужин должны принести, он входит в стоимость билета!

— Он действительно туда входит, но на наши билеты заказан ужин в ресторане. Поэтому если вы не пойдете туда, останетесь голодной. Правда, дамы ради похудения часто оставляют себя без ужина, но вам как будто бы полнота пока не грозит.

Его взгляд скользнул по ее фигуре, и Дарья ощутила, как ей становится жарко. Вот наказание! Она быстро вынула из сумочки распечатку с данными электронного билета и развернула: да, действительно, после слов «с питанием» в скобках стояло «ВР». О Боже!..

— Неужели я вам настолько неприятен, что ужин в моей компании составляет для вас трагедию, госпожа Феотоки? — язвительно поинтересовался Алхимик. — В таком случае вам тем более стоит начать тренироваться прямо сейчас, ведь у нас впереди еще предстоит не одна совместная трапеза. Так вы идете? — резко спросил он, открывая дверь купе.

— Иду, — еле слышно ответила Дарья.

Он молча посторонился, выпуская ее, вышел сам и захлопнул дверь — она закрывалась автоматически. Дарья мысленно повторила код замка и пошла за Ставросом. Ей приходилось почти бежать — Алхимик шагал быстро и не оборачивался. Неужели обиделся? Впрочем, она действительно повела себя отвратительно! И глупо. Шарахается от него как от какого-то насильника, хотя он ведет себя вполне учтиво… ну, почти учтиво… Да и то, скорее всего, просто дразнит.

«Чем больше я буду дергаться и смущаться, тем больше он будет на этом играть и насмехаться. Надо вести себя нормально, как будто ничего особенного не происходит. Быть равнодушной. Сумею ли я быть равнодушной?.. Надо взять себя в руки! Это совершенно необходимо! А то он меня уже за истеричку считает… Господи, Господи, как же я влипла!»

В ресторане было не слишком людно. Они уселись за столик в середине вагона у окна слева, и Ставрос тут же углубился в меню. Дарья раскрыла свое — тут было несколько вариантов ужина на выбор, и она остановилась на более привычном: греческий салат, белое вино, рыба и кофе с рисовым пудингом. Севир же выбрал восточный вариант: пару острых закусок, красное вино, кебаб и кофе с халвой. Когда им принесли закуски и вино, Ставрос, приподняв бокал и покручивая его в пальцах, наконец, посмотрел на Дарью и сказал:

— Я бы хотел расставить все точки над i, госпожа Феотоки. У нас с вами деловая поездка. То, что я пригласил именно вас, подразумевает, что я хочу помочь вам решить кое-какие ваши проблемы, но вовсе не подразумевает, что я собираюсь предпринимать по отношению к вам какие-то действия, которые вы можете счесть неприемлемыми с христианской точки зрения. И даже если у меня появится подобное желание, все таковые действия могут быть мною предприняты только после вашего на них согласия. Несмотря на то, что я не являюсь порядочным человеком ни с христианской, ни с какой-либо другой точки зрения, — тон его становился с каждой фразой все более ядовитым. — Так что в ближайшие две недели в вашей личной жизни не случится ничего такого, чего вы сами не захотите. Поэтому вы можете, в частности, смело ночевать со мной в одном купе. Уверяю вас, я не полезу к вам под одеяло и даже не стану просить вас показать мне ваше нижнее белье. Засим желаю приятного аппетита, — и он, как ни в чем не бывало, поднес к губам свой бокал.

Дарья ошеломленно глядела на него, не зная, надо ли ей оскорбиться или возмутиться, и, наконец, неожиданно для себя самой, расхохоталась.

— Простите, — с трудом выговорила она, когда приступ смеха прошел, — мне, видимо, нужно еще какое-то время, чтобы привыкнуть к вашем стилю общения. Давайте выпьем за мою скорейшую адаптацию!

— С удовольствием! — Алхимик улыбнулся, и они звонко чокнулись.


предыдущее    |||   продолжение
оглавление

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия