25 марта 2016 г.

Восточный экспресс: Алхимия жизни (7)



До суда оставалось две недели, и Дарья печалилась из-за предстоящей разлуки со старшими детьми. Севир все замечал, как ни старалась она не раскисать, и порой его охватывала досада на Феотоки, хоть Алхимик и понимал, какие чувства движут возницей. Все же было в этом что-то неправильное. Неалхимичное. Казалось, что для вселенской гармонии ситуация должна измениться, и чутье Севира не обмануло.

Они сидели в «Алхимии вкуса» за традиционным воскресным ужином, когда у Дарьи зазвонил мобильник.

— Да, привет!... Встретиться?... Ну, хорошо, приходи завтра. Когда ты можешь — днем, вечером?... Ладно, договорились. До завтра!

Она отключила связь и растерянно поглядела на Севира.

— Это Василь. Хочет поговорить… с нами обоими. Я пригласила его завтра вечером. Ума ни приложу, что ему может быть нужно. Вроде уже все выяснили…

— Что ж, пусть приходит. Думаю, драться мы больше не будем, — улыбнулся Севир, — а поговорить как культурные люди — почему бы и нет?

Все и в самом деле прошло очень культурно. Феотоки явился ровно к назначенному времени. Они сдержанно поздоровались, Севир предложил чаю, Василий не отказался. Дарья пошла на кухню ставить чайник, потом принесла чашки, восточные сладости и вишневое варенье, а мужчины, усевшись за стол в гостиной, молча оглядывали друг друга. Возница держался свободно, без всякого смущения, и выглядел гораздо лучше, чем в первый визит сюда. Алхимик подумал, что, похоже, в жизни Феотоки после той стычки произошли какие-то перемены. Интересно…

Наконец, заварочный чайник был водружен на стол и накрыт грелкой в виде самодовольного кота, а Дарья села рядом с Севиром напротив Василия. Все еще в недоумении и легком беспокойстве, она, взяв чайную ложечку, бессознательно принялась вертеть ее в руках.

— Я вас не задержу, — улыбнулся Феотоки. — Я пришел сказать, что отдам тебе детей, — он посмотрел на бывшую жену, — при условии, что вы, — он перевел взгляд на Севира, — будете им хорошим отцом, то есть по-настоящему отцом, а не отчимом. Второе условие: в каждый сезон они должны приезжать ко мне сюда минимум на неделю.

Дарья выронила ложечку, и та со звоном ударилась о блюдце.

«Великий Алхимик поистине велик!» — подумал Севир и, понимая, что Дарья слишком ошеломлена, ответил первым:

— Что ж, если я одного ребенка сумел вырастить самостоятельно, то детей моей жены, своих и ваших, надеюсь, сумею с ее помощью воспитать так, что у вас не будет поводов для беспокойства и недовольства. С приездами их сюда проблем тоже не должно быть, разумеется.

Теперь настал черед Василию удивиться.

— У вас есть еще ребенок?

— Да, сын, ему недавно исполнилось девятнадцать.

— И… кем он собирается стать? — вдруг спросил Феотоки.

— Астрофизиком, — улыбнулся Севир.

— Василь, я… — наконец, выговорила Дарья. — Спасибо тебе! Это… — ее голос задрожал, и она не смогла продолжить.

— Не скрою, мне не хотелось отдавать детей тебе, — сказал Феотоки, — но в последние дни я понял, что это ошибка. Им с тобой будет лучше, а с вами, — он взглянул на Алхимика, — надеюсь, не хуже, чем со мной. Так что, думаю, мы договорились.

— Благодарю за оказанное доверие, господин Феотоки, — произнес Севир, и его голос невольно дрогнул. — Это очень благородно с вашей стороны!

Только в эти мгновения он до конца осознал, насколько тяжелым камнем на душе лежало сознание, что Дарья вынуждена из-за него страдать от разлуки с детьми.

— Я мог бы сейчас раздуться от сознания собственного благородства, — сказал Василий, слегка улыбнувшись. — Но надо быть честным: все мы в той или иной степени эгоисты. Конечно, я не могу сказать, что ничем не жертвую, уступая детей вам, но не буду и говорить, что приношу непомерную жертву. Просто у меня теперь свои планы на дальнейшую жизнь, и в этих планах есть новые дети.

 «Вот так-так, — подумал Алхимик, еще внимательнее оглядывая возницу. — Он умудрился столь оперативно найти себе новую женщину? Очень интересно!»

Дарья удивленно шевельнулась, но сказала только:

— Все равно я тебе очень благодарна, Василь. Очень!

— В качестве благодарности я бы хотел увидеть, как ты вырастишь из них что-нибудь толковое. Ну, а для вас, господин Ставрос, — Феотоки в упор поглядел на Севира, — ответственность за моих детей будет своего рода платой за то, что вы увели у меня жену, так что мы квиты.

— Согласен, — ответил Алхимик. — Всё лучше, чем драться, — и он протянул через стол руку.

Василий пожал ее без колебаний. Дарья завороженно переводила глаза с одного мужчины на другого. И вдруг спохватилась:

— Но ведь надо же развод переоформлять!

— Да, — кивнул Феотоки, — я как раз хочу предложить завтра отправиться туда. Могу заехать за тобой с утра. Я уже записался на десять — ведь ты сможешь?

— Да, конечно, я в любое время могу, — торопливо проговорила Дарья.

«Должно быть, все еще не совсем верит в происходящее, — подумал Севир. — Как же она намучилась…»

— Вот и отлично! — сказал Феотоки. — Что ж, вроде бы мы все обсудили. Как насчет чая?

Дарья принялась разливать чай, а Севир, поглядывая на Василия, думал, что возница в самом деле разительно изменился — совсем другой человек! И дело не только в том, что прошлый раз они общались неприятно, по неприятному поводу, и Феотоки был выбит из жизненной колеи и подавлен. Теперь в нем ощущалась внутренняя свобода и уверенность в себе — похоже, что-то в его мировоззрении и жизнеощущении сильно сдвинулось за последнее время.


«Если у него появилась женщина и это преображение связано с ней, остается предположить, что он нашел свою настоящую половину, — подумал Севир. — Да, велик Великий Алхимик! Кто бы мог подумать, что все так устроится…»

Отведав чая и сладостей, Василий поблагодарил хозяев и поднялся из-за стола. Но перед тем как покинуть комнату спросил:

— А где же Проня?

— Уже спит, — ответила Дарья. — Ты… хочешь посмотреть на него?

— Глянул бы одним глазком. Не разбужу?

— Вряд ли, он спит крепко, — улыбнулась Дарья. — Он там, в спальне.

Она увезла туда кроватку с малышом перед приходом Феотоки. Василий постоял несколько секунд, глядя на Проню, вышел из спальни, скользул взглядом по лицу Севира, улыбнулся:

— В самом деле удивительное сходство! — и направился в прихожую.

Дарья вышла вслед за ним, а Севир остановился в дверях комнаты. Феотоки надел спортивные ботинки и легку куртку, кивнул Алхимику на прощанье, и Дарья открыла входную дверь. Василий вышел, повернулся к бывшей жене и сказал негромко, но Севир услышал:

— Кстати, ты была права: с тобой у меня хорошего секса и правда никогда не было.

Дарья молча смотрела на него.

— До завтра, — сказал он с улыбкой. — Я позвоню, — и закрыл за собой дверь.

— Что это было? — проговорила Дарья.

Севир не смог сдержать смешок. Дарья быстро обернулась, и когда Алхимик посмотрел в ее лицо, он просто расхохотался.

— Что смешного? — возмущенно воскликнула она. — Это он мне теперь ставит на вид, что у нас не было хорошего секса?!

— Просто возвращает мяч, — со смехом сказал Севир и, подойдя, обнял ее. — Я так понимаю, ты первая обвинила его в этом? Как ты жестока! Для мужчины это страшное оскорбление.

— В самом деле? — пробормотала Дарья. — Я как-то не подумала… Но ведь это правда! А теперь он… Вообще не понимаю! И… он так изменился…

— Да, и изменился в лучшую сторону. Готов поспорить, что у вас с ним просто разные предпочтения в любви. Несовместимость. Бывает. Видимо, он нашел женщину, которая смогла удовлетворить его желания, вот и все. Ничего странного.

— Хм… и что же у него за предпочтения такие, интересно? — протянула Дарья, вслед за Севиром возвращаясь в гостиную.

— Ты уверена, что хочешь об этом знать?

Алхимик принялся загружать на поднос посуду от чаепития. Дарья оперлась о спинку стула, слегка покусывая губу.

— Может, и не хочу… Просто любопытно.

— Не хочу знать, но любопытно — как по-женски! — засмеялся Севир.

— Ну, — Дарья слегка покраснела, — в самом деле любопытно, чего же он такого может хотеть от женщины, чего не мог… осуществить со мной. Я не замечала за ним попыток привнести в наши отношения что-то такое, что я могла отвергнуть… да вообще что-нибудь привнести! — раздраженно прибавила она. — Когда я вернулась из Дамаска, мне казалось — меня посадили после пиршества на хлеб и воду… И я… понимаешь, я даже не могла вообразить, например, чтобы он любил меня так, как ты… Он все делал быстро и… — она нахмурилась и умолкла.

Севир внимательно поглядел на нее и сказал:

— У меня, пожалуй, есть определенные догадки, что за стиль ему нравится. Но ты от такого точно была бы не в восторге, и лучше тебе об этом не знать. Есть вещи, которые доставляют удовольствие только людям определенного склада, для остальных они непонятны или даже ужасны.

— Но ты о них знаешь? Хотя ты другого склада?

— Другого, но знаю. Когда-то я экспериментировал в том числе с этим, была у меня одна… «пациентка» с такими вкусами. Любопытный опыт, но повторять его я бы не стал.

Он унес поднос с посудой на кухню, а когда вернулся за оставшимся чайником, Дарья все еще стояла у стола, задумчиво наматывая на палец кончик своей роскошной косы.

— Ну что ж, — сказала она, — теперь, по крайней мере, я спокойна. Потому что точно знаю, что наш брак был ошибкой с обеих сторон и никто из нас по-настоящему не любил другого. И он еще уверял меня в тот день, когда мы на развод подавали, что любит меня и готов все простить, чтобы я вернулась… А сам так быстро переключился… и трех недель не прошло! Как хорошо, что мы с ним разошлись!

— Не могу не согласиться, — улыбнулся Севир.

— Господи! — воскликнула Дарья. — Слава Тебе, Господи! Дети! Они теперь мои, Сев! Мои! — и она бросилась ему на шею.

— Наши, — сказал он, целуя ее. — Они теперь наши.


предыдущее    |||   продолжение
  
оглавление

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия