28 декабря 2015 г.

Траектория полета совы: Осеннее сражение (20)



В обсерватории было тихо — император попросил сохранять молчание, и архонты расселиcь тут и там, на стульях и скамьях. Кто-то уткнулся в экран ноутбука, кто-то стучал по клавишам. Большой монитор уже который раз показал ключевую сцену вечера: громадный кран опускает на мостовую связку длинных труб, разделяя противоборствующие стороны. Кто-то из схолариев чуть слышно прошептал:

— «Трои сыны ужаснулись, увидевши пестрого змея,
В прахе меж ними лежащего, грозное знаменье Зевса».

— Это скорее не Зевс, а мудрая Афина, — так же тихо ответили ему.

Между тем в обсерваторию прибывали высшие архонты и гражданские чиновники. Через некоторое время Константин оторвался от своего ноутбука и развернулся к присутствующим лицом. Слабый отсвет мятежных костров играл на его щеке.

— Вижу, все собрались? Прекрасно. Итак, как вы видите и знаете, толпа из самых агрессивных бунтовщиков движется к Дворцу. У них достаточно людей и тяжелой техники для того, чтобы пойти на штурм, даже и без тех, кто остался за Золотым Рогом. Полагаю, нужно выслушать мнение начальников схол, которые составляют наш основной контингент… Вот вы, комит, — император указал на командира третьего эскадрона, сидевшего неподалеку, — как вам видятся перспективы нашей обороны? Можете не вставать.

Молодой человек слегка смутился, но быстро овладел собой.

— Видите ли, — начал он, кашлянув, — по донесениям разведки, подготовка штурма идет на разных направлениях, их до восьми. Противник действует профессионально. Даже с учетом резервов мы не сможем иметь в каждой точке больше двухсот человек, то есть превосходство нападающих будет десяти-двадцатикратное. Но хуже всего то, что… мы не кулачные бойцы, у нас нет астиномовской экипировки. Винтовки, холодное оружие, — это все не годится при выбранной тактике.

— Ваши предложения? — быстро спросил император.

— В данных условиях только огонь на поражение будет эффективен, — твердо ответил комит.

— Я полагаю, это общее мнение ваших архонтов? — повернулся Константин к доместику.

Тот медленно и утвердительно поклонился.

— Понятно. Граббе, что скажете?

— Скажу, что спецназ и бронекавалеристы совершенно напрасно собраны вокруг Врийского дворца. Вашей семье ничто там особенно не угрожает, к тому же она под охраной кесаря. Эти части нужно было иметь здесь, они спасли бы ситуацию. А теперь, чтобы избежать чрезмерных жертв, нужно запустить толпу внутрь и устроить огневые мешки. Например, здесь, — он ткнул указкой в план Большого Дворца, — или здесь. Потеряв несколько десятков… или сотен человек, они отступят и, возможно, даже очистят Августеон.

— И что же дальше? Что начнется в стране после такого побоища? Нет, господа, это не выход, — ответил император чуть задумчиво, но твердо. — Я не могу втягивать армию в уличные беспорядки. И горы трупов мне здесь тоже не нужны — я хочу, чтобы все это осознали. Нас уже и так пытались спровоцировать. Довожу до всеобщего сведения, что антиснайперское подразделение выявило и обезвредило шесть огневых групп, хорошо оснащенных и с современным оборудованием. Нет уверенности, что обнаружены все снайперы — во всяком случае, они чего-то ждали, а чего — мы не знаем. Возможно, ждут и сейчас. Но главное даже не это: в Городе проходят спецоперации, все лучшие силы на самом деле брошены туда. Мы уже несколько недель отслеживаем активность кавказцев, которые накапливаются в пригородах и пытаются перехватить контроль над преступными группировками… Все это очень серьезно, сегодня убитые насчитываются уже десятками, но, по счастью, наши потери невелики. Короче говоря, ситуация серьезная, враг явно ждет значительного повода для решительных действий, но мы его не дадим. Поэтому… Я, собственно говоря, не хотел открывать военного совета, мною все решено, — тут император поднялся с места и все присутствовавшие, даже гражданские, вскочили на ноги и встали по стойке смирно, не дожидаясь команды дежурного актуария. — Вольно! — кивнул Константин. — Приказываю действовать по плану «Сигма-два». Это старый план эвакуации, немного доработанный. Мы оставляем дворец и передислоцируемся в Ираклию. Вы должны понимать, что это вынужденная мера и, я надеюсь, мы сможем вернуться через три-четыре дня. Сейчас все зависит от нашей выдержки и организованности, необходимо дать возможность революции переварить себя саму. Сейчас главное — четкая, поэтапная и бескровная эвакуация. Стратиг Чанихит будет командовать операцией. Командиры подразделений, приготовиться к введению кодов.

Стратиг, высокий властный старик, с седым пушком на темени, быстро диктовал цифры и последовательность ввода паролей. Военные, склонившиеся над экранами, не успевали никак выразить свои эмоции, но те, кто оставался пока без дела заметно взволновались.

— Что вы хотите сказать, Иоанн? — спросил император, заметив смущение на лице спафарокандидата.

— Государь, но ведь… Они всё здесь уничтожат.

— Не всё… да ничего они не уничтожат. Они все-таки ромеи, не забывайте. А если уничтожат, восстановят. Это ведь, в конце концов, общее достояние, а не наследство Кантакузинов. Чанихит, полагаю, расчетных полутора часов вам хватит? Отсчет времени начнется через десять минут, прошу занять места согласно диспозиции, указанной в открытых вами файлах.

Тут император повернулся к начальнику охраны:

— Граббе! Сдайте командование вашими людьми первому заместителю, через пятнадцать минут я вас жду в кабинете Консистории для нового назначения.

— Есть сдать командование, — ошеломленный немец автоматически приложил руку к берету.


оглавление —————

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Схолия