25 августа 2011 г.

Траектория полета совы: Летние встречи (23)



Тексты действительно выглядели очень странно. Получив от девушки диск, Киннам сразу же при ней подключил его к своему ноутбуку и открыл наугад пару файлов. Их содержание смотрелось как бессвязный набор букв, но в то же время было очевидно, что это текст из определенных слов… А довольно частно попадающиеся отдельные «о» — наверняка союз… Ну, конечно — шифровка!

— Думаю, это действительно русский, просто зашифрованный, — сказал великий ритор, поднимая глаза от экрана на выжидательно смотревшую на него Афинаиду. — Но, скорее всего, шифр не особо сложный. Я попробую загнать эти тексты в специальную программу — уверен, компьютер быстро справится с загадкой. Но могу я полюбопытствовать, как к вам попал этот диск?

Афинаида вдруг порывисто вздохнула и проговорила:

— Это… это диск Лежнева.

— Что? — Киннам едва поверил своим ушам. — Откуда он у вас?!

Девушка рассказала про неожиданную встречу со старым знакомым.

— В общем, странная какая-то история, — заключила она. — Зачем он тащился в такую даль, чтобы отдать кому-то из наших эти вещи? Отдал бы первому встречному и попросил в печке сжечь, раз ему все равно, что с ними станется! Я еще понимала бы, если б он мне поручил вернуть их отцу Андрею, когда тот на свободу выйдет, а так — что за смысл? Не понимаю!

Феодор пристально поглядел на нее и тихо спросил:

— Афинаида, вы разве не знаете, что стало с Лежневым?

— В каком смысле? — она посмотрела удивленно. — Его поймали, и он сидит в тюрьме.

— Значит, вы пропустили эту новость. В общем, неудивительно — она не вызвала особого ажиотажа. Лежнев умер в тюрьме, еще в ноябре прошлого года.

Афинаида широко раскрыла глаза и невольно подняла руку к груди.

— У-умер?! — прошептала она.

— Да. От искусственно вызванного сердечного приступа.

— То есть как? Искусственно?.. Значит… его убили? — еле выговорила Афинаида.

Киннам мысленно обругал себя: все-таки не стоило вот так ударять ее этой новостью! Но, с другой стороны, как можно подготовить к такому?.. Черт!

— Да, видимо так, — кивнул он. — К сожалению.

Девушка прижала руку к задрожавшим губам, пытаясь сдержаться, но не смогла и расплакалась. Великий ритор поскорей налил воды в стакан и пододвинул к Афинаиде.

— Спасибо! — всхлипнула она, отпила несколько глотков и, достав из сумочки носовой платок, вытерла лицо, взглянула виновато. — Извините! Я… сама не ожидала, что это на меня так сильно подействует…

— Почему же, вполне понятная реакция, ведь ваша жизнь долго была связана с этим человеком. Это вы меня простите, что я так обрушил на вас это известие!

— Ничего… Но его действительно убили? И кто же?!

— А вот это так и не выяснили, насколько мне известно. Расследование с осени мало продвинулось.

— Так вот почему Харитон отдал мне эти вещи! — воскликнула Афинаида. — Наверное, дошла и до их Арден-Рума эта новость, вот он и испугался, решил избавиться…

— Похоже на то, — кивнул Киннам и слегка задумался. — Хотя… тогда странно, что он просто не уничтожил их. Если даже он действительно дал клятву, со смертью Лежнева она потеряла силу. Или у православных на это иначе смотрят, как на вечный обет?

Афинаида озадачилась.

— Даже не знаю… Но раз отец Андрей умер, эти вещи действительно больше не для кого беречь! Думаю, если б Харитон их выкинул, никакого греха против клятвы он бы не совершил… Да он вроде бы клялся в том, чтобы их астиномам не отдавать, а не хранить вечно. Может, он все-таки не знает про смерть Лежнева, а просто так все совпало?.. Постойте! — встрепенулась она. — Значит, Лежнев не хотел, чтобы это попало в астиномию, а там какие-то зашифрованные тексты… Так, может, это что-то важное?! Вдруг это поможет понять, кто его убил и почему?

— Это возможно, — согласился Киннам. — Но, знаете, раз уж вы принесли мне этот диск, давайте я все-таки попробую его расшифровать и посмотрю, что там. Может, там какая-нибудь благочестивая чепуха в духе лежневских проповедей и астиномам это совсем ни к чему. Обещаю сразу же сообщить вам, как только прочту эти файлы!

— Спасибо! Я буду ждать, — улыбнулась девушка. — Меня все это очень заинтриговало!

— Признаться, меня тоже, — ответил Феодор и, поймав себя на том, что любуется вновь прояснившимся лицом Афинаиды, отвел взгляд. — Только давайте еще вот о чем договоримся. Если кто-нибудь вдруг каким-либо образом свяжется с вами по поводу этих лежневских вещей, говорите сразу, что ничего знать не знаете, и отсылайте ко мне. Так будет лучше.

В глазах девушки заплескался испуг.

— Значит, вы все-таки считаете, что это может быть опасно?

— Нет-нет, не бойтесь! — уверил ее Киннам. — Это я просто предупредил на самый крайний случай. На самом деле, если б за диском действительно охотились убийцы Лежнева, они б уже давно добрались до Арден-Рума и вытрясли бы душу из вашего Харитона. Но ведь к нему никто не приходил за этим?

— Нет, он ничего такого не говорил, — мотнула головой Афинаида. — И испуганным не выглядел… Блажной он какой-то! — она слегка усмехнулась.

— Вот видите, значит, бояться совершенно нечего! Скорее всего, о диске, кроме этого монаха, а теперь и нас с вами, никто не знает.

— Харитон тоже не знает. То есть это он мне так сказал — что в этот узел не заглядывал. Но, кажется, это правда.

— Тем лучше. Итак, ждите от меня вестей!

Афинаида покинула кабинет ректора успокоенная и повеселевшая. А ректор снова окинул взглядом раскрытую на экране ноутбука папку с зашифорованными файлами и нахмурился. Предчувствие говорило ему, что там вовсе не благочестивые глупости, а что-то посерьезнее. Но если б и глупости, это вовсе не дает гарантии, что они не могут быть опасны. Разве, отправляясь в Куябу с чисто научными и вполне невинными целями, Киннам мог предполагать, чем обернется его поездка?! С этими религиозными фанатиками ни в чем нельзя быть уверенным. А Лежнев ведь и с хурритами был связан… В любом случае, если эти файлы заключают в себе какую-нибудь опасность, пусть она грозит теперь ему, а не Афинаиде.

— Еще немного, и я почувствую себя героем триллера, — пробормотал великий ритор. — Вот уж о чем я никогда не мечтал, даже в детстве! Хотя женщины любят супергероев…

Он усмехнулся и отключил диск от компьютера. Женщины любили Феодора и так. Но, видно, судьбе — кстати, тоже женщина! — этого было мало, и она вознамерилась сделать из него героя. Куда только она теперь его заведет?..


2 комментария:

Схолия